Готовим.РУ Готовим.РУ

Новинка 20.6.2021




Рецепты из клубники

Осторожно! Обед тоже кушать хочет


Осторожно! Обед тоже кушать хочетПауки и скорпионы, гусеницы и тараканы, кобры, гадюки, сырые мозги обезьяны, слюна ласточки – все это не рецепты колдовского зелья какой-нибудь средневековой ведьмы, а еда. Изысканная, деликатесная еда. Впрочем, ни для кого это не новость уже. Привыкли, пообтесались. Во Вьетнаме тараканов трескаем за обе щеки, в Камбодже змеями лакомимся, в Индии бедным обезьянкам трепанацию черепа одной левой проводим, в Китае новорожденных мышат обгладываем... Ничем современного туриста не удивишь. Ко всему привык. Все реже и реже встречается что-нибудь по-настоящему необыкновенное, неожиданное. Когда обед вдруг оживает и начинает закусывать тобой, например. Оказаться съеденным – всегда неожиданно. Или откусил экзотики на этом свете, проглотил – на том. Такое можно испытать только один раз. В жизни всегда есть место новым ощущениям, каким бы знакомым и обыденным ни казался мир.

Едим пауковВсе знают, что в Китае продаются алкогольные настойки на змеях. Такие основательные бутылки, заполненные на три четверти мутноватой жидкостью, с плавающей змеюкой внутри. Все знают целебные качества напитка, некоторым даже посчастливилось испробовать его своеобразный вкус. Но не многим известно, что кобр, гадюк и прочих гадов маринуют еще живыми. Пробочкой закрывают пористой, чтобы пресмыкающееся не задохнулось сразу, а медленно в винных порах отдавало концы, витамины и прочие жизненно важные для человеческого здоровья соки. Не знал об этом и некий житель В. российского города Воронежа. Приехал он с заслуженного беджингского отдыха, поставил бутылочку в сервант – смотрел и любовался. Целый вечер. Потом достал, открыл и… Змейка выстрелила, как шампанское. И в пьяном приступе интернациональной любви полезла целоваться. Одни раз – в щеку, один раз – в шею. Глупая и неожиданная смерть.

Индия. Обезьянка без признаков жизни (как и просили), с уже снятой черепной крышкой (чтобы удобней), молитвенно сложив лапки на груди, покоится на столе. Вообще-то, их подают живыми и в специальных колодках, но никто из молодых супругов нейрохирургом себя не чувствовал. Крови не хотелось, но очень хотелось экзотики. И вот молодой супруг заказывает уже умерщвленное животное, а молодая супруга стыдливо, превозмогая волну тошнотворного любопытства, тыкает ложкой в немногочисленные извилины примата. Дальнейшие события сделали бы честь любому фильму ужасов. Маленький окровавленный трупик превращается в маленького, но довольно прыткого и кусачего зомби. И начинает действовать по законам жанра... Если коротко, швы уже через месяц сняли, а вот психическая рана заживала долго-долго. Ну, не хотел повар хороший продукт на чудаков переводить. Подал к столу макаку, безвременно почившую естественной смертью. Как ему казалось.

-По числу смертей за обеденным столом всех перещеголяли японцы. Во всем мире до 400 человек ежегодно погибает, вкусив фугусашими. Иглобрюх (он же рыба-собака, он же диодонт, он же фахак) – очень ядовитая рыбка. Одной тушки хватает, чтобы отправить на тот свет 30-40 человек. Яд находится в плавниках, во внутренностях, в голове, в хвосте... Даже в правильно вырезанном филе содержится небольшая доза тетродоксина. Именно за возможность почувствовать близость смерти и платят 500-800 долларов. Сначала немеют ноги, потом – руки, грудь. Ледяная волна подкатывается к горлу, становится тяжело дышать... Далее события могут развиваться по двум сценариям. Если фугу приготовлена правильно, то здесь экскурсия на тот свет заканчивается. Если экстремал-любитель настрогал суши самостоятельно – у Вас есть все шансы проследовать до конечного пункта назначения: сначала откажут легкие, потом сердце, а мозг еще минут пять будет размышлять над превратностями судьбы. Именно на долю поваров-любителей, как японских, так и российских, приходится больший процент смертей. Что и подтверждает правоту старинной японской пословицы: «ешь ты фугу или не ешь, а все равно дурак».

Не все истории столь печально заканчиваются. Есть и курьезные. Например, один мой приятель очень любил корейские блюда. Морковку разную, грибы, водоросли – перченные до потери сознания. Но ему все нипочем – ел столовыми ложками и только жалел, что продукт не а ля натюрель - то есть с Киевского рынка, а хотелось бы с Пхеньянского. Мечты имеют свойство сбываться, а идиотские сбываются всегда. И вот он уже сидит в корейском ресторане, в одной из Корей, и заказывает все, что только есть в меню. С одним условием – чтобы поострее, «с перчиком». И вот что-то ему приносят, «не понять что, но на вид очень остренькое». И вот достает из широких штанин любитель корейской кухни столовую ложку (так как палочками не умеет). И вот запихивает полную ложку в рот. И наступает тишина. Только официант говорит что-то, забыв включить звук, сам на корейца непохожий – белый весь, а глаза на пол лица расширены. И в этой полной тишине хорошо слышно, как трещит и лопается эмаль на зубах, как, шипя, берется волдырями и слазит с языка кожа... Очнулся в больнице. С жуткой головной болью и хронической язвой желудка. Все корейское теперь на дух не переносит.

Кухня Вьетнама. ГусеницаЕсли вдуматься, тоже не очень смешно. Настоящие курьезы следует искать в кухне Вьетнама. Там могут открыть для себя что-то новое даже самые прожженные гурманы. Именно такая «опытная» семейная пара зашла в один из ресторанов Ханоя и заказала до того момента им не известное, но очень дорогое блюдо. Вносят поднос, ставят на стол. Шеф-повар подбегает, верещит, аки птаха небесная, минут пять и жестом фокусника снимает крышку. А там – стог салата и на верху гусеница отдыхает. Такая вся жирная, здоровая и волосатая, что сразу ясно – пятьсот долларов потрачено зря. Заставить себя проглотить ЭТО выше всяких сил. В дополнение ко всему, эта монстра неожиданно оживает и начинает с сумасшедшей скоростью поглощать зелень. Становится обидно вдвойне: ты ужин заказываешь, а ест кто-то другой.

Люди переполняются справедливым негодованием и начинают подъедать фрукты-овощи с другого конца. Соревнование на скорость. Кто же ухватит последний кусок? Побеждает гусеница. Но ощутить победу в полной мере не успевает. Через мгновение в жирный загривок с хрустом вонзается вилка мести. Награда нашла героя. Однако шеф-повар не очень рад успехам клиентов. Он меняется в лице, закатывает глазки и падает в обморок. Блюдо – это не гусеница. И не салат. Блюдо – это экскременты гусеницы. Гусениц этих, вообще, пара десятков на всю страну. Одна теперь больше никогда в туалет не сходит.

Вот такая экзотика.

Артем Конопелько

источник: Turist.ru

реклама



Голосование